It is difficult to get a man to understand something when his salary depends upon his not understanding it. Upton Sinclair.

Everyone is entitled to his own opinion, but not his own facts. Daniel P. Moynihan

Reality has a well-known liberal bias. Stephen Colbert.

пятница, 1 февраля 2013 г.

К ЧИТАТЕЛЯМ БЛОГА "ВОДА КАМЕНЬ ТОЧИТ"

Тем, кому показалось интересным знакомиться с тем, что периодически появлялось в постах этого блога, сообщаю: жду вас в гости в своем новом блоге О ПОЛИТИКЕ И ЭКОНОМИКЕ В СТИЛЕ ФРИ-ДЖАЗА. Его можно найти по следующему адресу:

http://sergesparroff.blogspot.ru/

среда, 23 января 2013 г.

Корреляция между ростом индекса SP500 и уменьшением безработицы

Профессор экономики из Мичиганского университета Марк Перри продемонстрировал (не пытаясь выдвинуть какую-либо интерпретацию причин) просто потрясающую корреляцию между ростом индекса SP500 и уменьшением заявок на пособие по безработице в период с начала экономкризиса и по настоящее время.



В несколько меньшей степени эта зависимость наблюдается на более долгой дистанции - с 2000 г.






Зато у них негров линчуют. Часть 3.

В инаугарационной речи Обама напомнил об истории борьбы за равенство в разных областях, а Поль Кругман в свою очередь напомнил о том, в какой степени была заражена расизмом страна еще совсем недавно. Он привел данные опросов Гэллапа, которые счел возможно поразительными для американцев. Они будут удивительны и для нас, полагающих в своей просвещенности американцев "политкорректными" до придурковатости, и повторяющих, как мантру, что "а у них негров линчуют..." (то, что начиналось как шутка на неуклюжую контрпропаганду советских властей, со временем переросло и в определенное убеждение, что и степень расизма в США была преувеличена советскими пропагандистами).


На графике показана динамика отношения американского общественного мнения к бракам между белыми и черными. До 80-х гг. (т.е. до того времени пока существовали как физическое явление "советские пропагандисты") менее 40% одобряла такие браки, а более половины стали одобрять только во второй половине 90-х. Даже сейчас такие браки приветствуются вовсе не 100%. 

Здесь есть соблазн увидеть только бытовую сторону: мол, что поделаешь, бытовой расизм, и, слава богу, его стало меньше. Но Кругман правильно идет дальше. Он говорит: страна изменилось со времен "золотой эпохи" республиканской партии, когда во главе государства два срока стоял Роналд Рейган. Расизм пошел на убыль, но одновременно стало уменьшаться и влияние республиканской партии, опиравшейся и опирающейся на политическую поддержку южных штатов. Она так и не сумела разобраться, как ей действовать в этой новой для нее обстановке


Другие материалы по теме:



Византийские упражнения американских экономистов

В газете The Financial Times недавно была опубликована статья Лоуренса Саммерса, бывшего ведущего экономического советника в администрациях Клинтона и Обамы, под названием "Положить конец наносящей ущерб мании по поводу дефицита". Название статьи не оставляет сомнений, о чем она должна быть. Но...Настроившись на соответствующую волну заголовком, читатель начинает дергаться, как будто едет в машине, водитель которой каждый раз, когда она набирает скорость, вдруг дергает по тормозам. Первые два абзаца статьи посвящены именно подтверждению того, насколько тревожна ситуация с долгом и бюджетными дефицитами. В чем дело?

Объяснение этому противоречию можно найти в саркастической, но и одновременно в чем-то грустной реплике Поля Кругмана в его блоге:

"Здесь нет никакой загадки - это оговорка (disclaimer) в духе ЯНК: я не Кругман. Это, предположительно, должно послужить установлению доброй репутации Ларри в качестве Серьезного Человека, умиротворить жестких критиков дефицитов с тем, чтобы он мог перейти к существу своей аргументации.

Флаг ему в руки, но я не думаю, что ему удастся уйти далеко. Ибо умиротворить жестких критиков дефицитов невозможно...

...Большинство этих критиков на деле не слишком озабочены дефицитом. В действительности дело тут в их стремлении использовать страхи в связи с дефицитами для того, чтобы вынудить нас уменьшить размеры правительства и порвать "страховочную сетку" социальных программ".

Эндрю Гелман, известный и много пишущий американский специалист в области статистики, язвительно прокомментировал эту реплику Кругмана следующим образом:

"Я не утверждаю, что Кругман здесь не прав, но в то же время не так уж давно он с позиций Очень Серьезного Человека объяснял миру, что Джон Кеннет Гэлбрейт является всего лишь "попсоизвестным экономистом (celebrity economist).., которого никогда серьезно не воспринимали его коллеги по академическим занятиям".

Слов из песни не выкинешь. Пол Кругман достаточно повоевал (см. к примеру, здесь, здесь и здесь) с Джоном Гэлбрейтом, своим старшим коллегой, занимающим в общественных дебатах 60-х гг. приблизительно то же место, что и Кругман сейчас. Как тонко заметил Генри Фаррелл, профессор из Университета Дж. Вашингтона, Кругман, нападая на Гелбрейта в своей книге Peddling Prosperity (1994), словно чувствовал себя неловко от возможного и законного своего сравнения с ним и заранее предупреждал, что он-то в отличии от Гэлбрейта не просто популярный автор, но и настоящий экономист, щелкующий математические уравнения, как орешки, и т.п. И взгляды Кругмана на причины имущественного неравенства того времени, в отличии от сегодня, выражали точку зрения, доминирующую среди Очень Серьезных Людей и по сей день. В ней не находится места для признания роли, которую играет осознанное проведение правительством политики, искаженной, по словам "нынешнего" Кругмана, "в пользу боссов".

Справедливости ради, надо заметить, что Кругман в конечном счете признал собственную правоту в той полемике 90-х гг. И, главное, не испугался порвать с когортой Очень Серьезных (и заправляющих политикой) Людей.

понедельник, 21 января 2013 г.

Человеческая психология во благо неолиберальной идеологии

Чем та или иная идеология завоевывает сердца людей? Не стройностью и логичностью предлагаемой аргументации. Но игрой на человеческой психологии.

Страхи противников "социалистической" (не только в узко марксистком смысле) идеологии, среди прочего, основаны на том, что она обладает значительной популистской привлекательностью в силу специфики человеческой психологии .

Но это отнюдь не значит, что оппонирующие идеологии не обладают чертами, предполагающими их стойкую психологическую привлекательность для масс. Английский блогер Крис Диллон перечислил ряд когнитивных искажений (cognitive biases), которые работают на широкую популярность неолиберальной идеологии: 

(1) Предрасположенность к оптимизму приводит к тому, что люди склонны преувеличивать свои возможности получать в будущем большие доходы, а отсюда они отрицательно настроены против высоких налогов.

(2) Самоуверенность подталкивает людей к убежденности, что получаемые ими доходы являются результатом исключительно их собственных усилий, и они заслуживают их. Отсюда, опять же, они противятся самой идее необходимости уплаты налогов.

(3)  Предыдущие искажения понижают спрос на страховку от безработицы, поскольку такие люди убеждены, что пока они усердно работают, они могут не бояться потерять свое рабочее место.

(4) Выстраивая иллюзорный мир справедливости, люди, склонные к таким когнитивным искажениям, объясняют встречающихся в нем несправедливости тем, что во всем возлагают вину на жертвы несправедливости.  

(5) Предпочтения в пользу существующего положения настраивают людей против радикальных перемен по принципу "лучше известное зло, чем неизвестное будущее".
(6) Фундаментальная ошибка атрибуции заставляет людей преувеличивать значение личностных достоинств и преуменьшать роль внешних, ситуационных факторов, а тем самым считать, что высокие зарплаты боссов полностью оправданы.
(7) Упомянутая выше ошибка может мешать людям осознавать, что неравенство в доходах может проистекать не из различий в уровне интеллекта или усердия, а быть следствием самовоспроизводящегося имущественного неравенства или различий  в несвязанных со способностями  возможностях влиять на достижение конечного результата.


Другие материалы по теме:

К вопросу о честности

Миллиардер--инвестор Баффет - социалист

Вчера в воскресенье Уоррен Баффет дал интервью на канале CBS, где заявил буквально следующее:

"Я бы сказал, что в стране со среднедушевым ВНП в 50 000 долл. никто не должен быть голодным, ни у кого не должно отсутствовать хорошее образование, никто не должен волноваться о медицинской помощи, никто, знаете, не должен беспокоиться о наступлении старости".

Для некоторых в США - и таких не мало, прежде всего, из закусившей удила республиканской партии,  - это звучит как не декларация здравого смысла, а как прокламация социализма. Не мало и у нас таких, кто полностью заявил бы о солидарности с такой характеристикой.

Мне подумалось, что если это социализм, то капитализмом должно быть что-то прямо противоположное. Ну, например, такое, хорошо знакомое:

"Я пошел в магазин, ты пошел в магазин, мы его не любим - он тоже пошел в магазин... Ты купил, я купил, мы его не любим - он тоже купил. Все купили. Все ходим скучные, бледные, зеваем. Завсклад идет - мы его не замечаем. Директор магазина - мы на него плюем! Товаровед обувного отдела - как простой инженер! Это хорошо? Это противно! Пусть будет изобилие, пусть будет все! Но пусть чего-то не хватает! (добавлю от себя - не для всех, а для кого-нибудь)".



Другие материалы по теме:



воскресенье, 20 января 2013 г.

Что происходит с бюджетным дефицитом США?

Если обратиться к самому последнему опросу Гэллапа от 14 января, то американское общественное мнение, наконец, всерьез забеспокоилось по поводу бюджетных дефицитов. Среди проблем, вызывающих их беспокойство, бюджетные дефициты оказались на втором месте (после состояния экономики в целом) - 20% назвали эту проблему как требующую первоочередного внимания. А безработица оказалась в этом опросе на четвертом месте - только 16% назвали ее в качестве первоочередной.

Сравним эти результаты с опросом более, чем двухгодичной давности. В опросе от 16 ноября 2010 г. 33% опрошенных назвали безработицу самой важной проблемой, и в списке проблем она оказалась на первом месте. В то время как бюджетные дефициты были на пятом месте, и их самой важной проблемой видело всего 9%.

Хотя безработица по-прежнему остается высокой, но за время между двумя опросами она все же уменьшилась с 9,8% до 7,9%. И эта тенденция, видимо, обнадеживает общественное мнение в США.

Накручивание почти истерии вокруг бюджетных дефицитов, запугивание возможностью дефолта в связи с обструкционистской позицией республиканцев по вопросу повышения долгового порога и банкротством США в недалеком будущем произвели должный эффект. Теперь в два раза больше американцев усматривают в бюджетных дефицитах самую серьезную проблему.

Но вот, что прогнозирует специалист Ян Хатциус из ведущего американского инвестиционного банка Goldman Sachs: бюджетный дефицит уже к 2015 г. уменьшится до $500 млрд. долл. и составит 3% от ВНП.

К аналогичному выводу приходит и экономист Билл Макбрайд, разместивший в своем популярном блоге следующий график:


На графике видно, что с 1980 г. федеральный бюджет за исключением короткого периода в конце 90-х - начале 2000-х гг. всегда являлся дефицитным. Самый высокий уровень дефицита бюджета пришелся, естественно, на острую фазу экономического кризиса - самого тяжелого с 20-х гг. прошлого века. Но с тех пор положение с дефицитом довольно резко стало меняться и, как ожидают специалисты, он должен уменьшиться в более, чем три раза по отношению к ВНП.

Не углубляясь в дискуссию, которую ведут сейчас американские экономисты о том, в какой мере вообще проблема бюджетного дефицита и увеличения госдолга является столь уж важной и требующей неотложного внимания, алармизм вокруг этой проблемы явно носил искусственный характер. 

Под прикрытием обеспокоенностью госдолгом была предпринята массированная атака на социальные программы, принятые во времена президентов Франклина Д. Рузвельта и Линдона Джонсона. Их сокращение и являлось главной целью тех, кто неустанно твердил об угрозе благополучию страны и будущих поколений со стороны растущих дефицитов федерального бюджета.

Собственно, именно потому, что в этом и заключалась подлинная стратегия американских борцов за сокращение бюджетного дефицита, эта тема представляет интерес и для нас в России, где определенные круги с радостью подхватили те же самые аргументы, которые использованы были для нагнетания общественных страхов вокруг госдолга. И в США, и у нас подлинной подоплекой является именно стремление существенно ограничить госрасходы на социальные цели.